Мораль и право

Крошка сын
к отцу пришёл,
и спросила кроха:
– Что такое
хорошо
и что такое
плохо?

В. Маяковский

Далее в произведении отец начинает читать сыну мораль…

1. Что такое мораль и как она соотносится с правом? (4:50)

Мораль и право дополняют друг друга. То, что в поведении людей не регламентируется правом, регулируется моралью и наоборот.

Мораль для индивида – это правила и нормы поведения, которые могут как ограничивать его, так и помогать принимать решения в сложной и неоднозначной обстановке. Например, согласно морали, нужно помочь пожилой женщине, тогда как закон к этому не обязывает.

Мораль для общества – это способ сохранения себя. В любой успешной организации есть неписаный кодекс – свод правил поведения, которые называют корпоративной этикой.

Регулятором и исполнителем права является государство, а моральных норм – общество. Они взаимно дополняют друг друга, но часто их границы достойны отдельного рассмотрения.

Если обратиться к литературе, то можно отметить, что Анна Каренина не нарушает закон. Ее действия неподсудны, однако она преступила мораль общества, к которому принадлежала. И это стало её проблемой.

И есть обратный пример: Ленский и Онегин нарушили закон. Дуэль как способ выяснения отношений была запрещена. Монополия на насилие есть только у государства. Они нарушают закон, сами разбираются между собой, но их поступок не выходит за рамки морали их окружения.

Таким образом, мораль – это распространённое в обществе или каком-то его слое понятие, определяющее, что такое добро и зло, что такое правильное и неправильное поведение. Вас не будут судить за то, что вы не помогли беременной женщине, когда она выходила из автобуса и оступилась, но обществом это поведение порицается.

Нам известно, что чем больше общество, тем комфортнее жить. В нём присутствуют разделение труда, длинные технологические цепочки и, соответственно, все блага цивилизации. То есть жить нужно вместе, но у нас могут быть разные точки зрения по бытовым вопросам. Мораль и право обеспечивают спокойствие в обществе, создавая возможность проявиться каждому в тех границах, которые не будут мешать другим.

2. История возникновения морали и права (4:50)

Одними из первых законов, известных человечеству, были законы Хаммурапи (см. рис.1), шумеров или библейские. Все они оговаривают взаимоотношения между людьми. Причём с современной точки зрения они представляют собой очень примитивное право – только основные постулаты: «Не убий, не лги, не лжесвидетельствуй».
Рис. 1. Деталь стелы с законами Хаммурапи
Каково же происхождение этих древних законов? До тех пор пока история, биология и зоопсихология не дали ответы на основные вопросы о возникновении и развитии всего живого на Земле, оно наделялось божественным происхождением. Огонь был доставлен Прометеем, да и полезные растения даны высшей силой.

Проведённые научные исследования показали, что законы морали и сама мораль имеют естественную основу в животном мире. У обезьян бонобо есть нормы поведения, которые можно описать терминами, приписываемыми исключительно человеку: жалость, сочувствие и дружеская поддержка. У млекопитающих наличие этих чувств – довольно частое явление, которое развивается вместе с эволюцией. Сочувствие, или, говоря иначе, эмпатия, нужно, чтобы помочь своему ребёнку, который растёт, меняется, но долго не способен быть самостоятельным во взрослом мире.

Как только возникает эмпатия, на её основе может возникнуть и мораль. Потому что если ты способен представить себя на месте того, кому доставили страдания, то сможешь пожалеть его и помочь. В сообществе обезьян зафиксированы случаи, когда совсем старым обезьянам, которые не могут ходить к водопою, молодые приносят воду во рту.

Развивая то, что носит естественный характер, государство фиксирует часть морали, переводя в законы универсальные для всех нормы. И если вернуться к первичным законам, например к библейским, и правильно их интерпретировать, то окажется, что они охватывают достаточно большую область человеческой деятельности: «Не ври, не укради, не причиняй вреда, не убий».

Но в десятой заповеди говорится: «Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни всего того, что принадлежит ближнему твоему». То есть подразумевается, что рабы – это норма. Понятно, что эти законы написаны для «своих». И это было действительно так – они были написаны для тех, кто подчиняется библейским заповедям. Иисус Навин уничтожает большое количество людей, и закон «не убий» к нему не относится. То есть в основе этой морали лежит понятие «свой/чужой». К кому-то они применялись, а к кому-то нет.

3. Границы морали и права (10:44)

Границы морали и права наглядно продемонстрированы в литературе. Например, в произведении «Герой нашего времени» Печорин держит взаперти Бэлу. Но и Максим Максимыч, и читатели как будто бы не замечают этого. Она представитель другого народа. Но что было бы, если бы он попробовал держать в неволе княжну Мери?

В современном мире можно провести параллель: база Гуантанамо, где пытают людей, несмотря на то что в цивилизованных странах, в том числе в США, это запрещено законом (см. рис. 2). Но это происходит в далекой стране, с другими гражданами. Очень полезно замечать, как действуют законы внутри страны и вне её. Мерки допустимого сильно различаются.
Рис. 2. Прибытие заключённых на базу Гуантанамо
Другая сложная граница зависит от состояния общества: если где-то идет война, то там разрешено многое, но и законы более жёсткие. Во время Великой Отечественной войны немецкие войска на нашей территории поступали недопустимо, если опираться на немецкие законы мирного времени. Но их командование сняло с них ответственность и разрешило бесчинства по отношению к славянским народам.

Из-за зыбкости границ морали человеку тяжело даётся переход на мораль военного времени. Мы судим военачальников по канонам мирного времени, хотя они были вынуждены действовать в совершенно других условиях. Прежде чем судить кого-либо, нужно помнить, что в другое время и при других обстоятельствах нормы морали могли быть иными.

Пример тому: один из выдающихся математиков Англии Алан Тьюринг сделал много для своей страны во время войны (см. рис. 3).
Рис. 3. Алан Тьюринг
Но он был гомосексуалистом и практически был затравлен обществом – тогда в Англии действовали довольно жесткие законы и осуждающая мораль. Теперь мы видим, что гомосексуализм в европейских странах не запрещён и законы изменены, а в некоторых странах можно даже заключать однополые браки.

Важно понимать, что иногда следование нормам морали ведёт к нарушению закона. Нужно чётко различать их границы. Даже если вы совершаете что-то, с вашей точки зрения, абсолютно верное, например, вы единственный свидетель преступления и решаете наказать преступника. Но в этом случае закон накажет вас. Потому что его преступление нужно доказать в соответствии с этим законом. Известный пример: у гражданина России погибла семья, потому что швейцарский авиадиспетчер допустил халатность. Отец семейства поехал и убил диспетчера. Его осудили, но после экстрадиции он не был осуждён даже моралью.

Закон отличается тем, что он один для всех – в нём заложена презумпция равенства людей. А мораль многообразна. Она разнится в возрастных группах, в прослойках общества и производственных коллективах.

Масса преступлений совершается, когда человек находится на границы морали и права. То, что оправдывает мораль, закон разрешает далеко не всегда. Важно помнить, что латинская пословица Dura lex, Sed lex – «Закон суров, но он закон» – в буквальном переводе звучит как «Закон груб…». Он не учитывает массы тонкостей. Если вам 17 лет и 364 дня и вам продали спиртное, то продавца можно осудить. Хотя по нормам морали кажется, что до совершеннолетия всего один день и это уже не преступление. Но с этого начинаются многие серьёзные проступки – один день, один рубль недоплаты налога… Со временем отход от правил усугубляется. Поэтому эти границы должны быть незыблемыми.

Современные законы гораздо сложнее законов Хаммурапи и библейских заповедей. Их разработке уделялось много внимания. Одних кодексов – масса. Иногда они предусматривают такие случаи, которые сложно даже представить.

Пример: я вижу курящую беременную женщину. Должен ли я что-то сделать? Противодействие нарушает закон, ведь беременным курить не запрещено.

Почему законы сложны? Есть принуждение к исполнению законов и есть судьи. Чем больше вопросов мы оставим на произвол судей, тем меньше мы будем удовлетворены законом. Поэтому законы разрабатываются и дополняются. Их сложность ограничивает судебные вольности.

4. Как нормы морали осознаёт каждый из нас? (24:14)

Ко взрослой жизни мы приходим с четким осознанием, что хорошо, а что нет. В этом присутствуют элементы подражания рассказу отца из «Что такое хорошо…», других рассказов и сказок, в которых устанавливается такая граница. В некоторых сказках может незаметно внедряться странная мораль, допускающая, что нормы соблюдаются только в своем кругу. Следствием этого могут стать сложности на государственном уровне. Некий правитель или государственные органы разрешают своим гражданам применять пытки к чужим гражданам в чужой стране. Но как воспринимают это граждане той страны? Почему нет возмущения? Потому что это когда-то внедрилось в сознание сказками, песнями и другими элементами культуры.

В сказке «Огниво» солдат нечестно расправляется со старухой, которая предложила ему выгодную сделку. Она «чужая», и с ней можно не церемониться.

Или вот мы постоянно сталкиваемся с ювенальной юстицией. Где заканчивается моё право воспитывать детей и вести себя в семье как я считаю нужным? А где может вмешаться государство? Когда-то в семье взрослые по отношению к детям могли вести себя как им заблагорассудится. Дети были собственностью. Это постепенно менялось. Понятно, что рано или поздно установится равновесие.

Ювенальная юстиция (лат. juvenālis «юношеский»; лат. jūstitia «правосудие») – правовая основа системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними, без привлечения родителей и учёта их мнения в рассмотрении дел.

5. Право и мораль как часть социальных норм (24:14)

Итак, мораль устанавливается постепенно. Философ Витгенштейн приводит такой пример: представьте, что вы появились в обществе, где принято снимать шляпы и кланяться, видя знакомых. Но вы не знаете, как применять это правило. Когда именно снимать шляпу, как глубоко поклониться, как долго стоять в наклонённой позе? Всё это постепенно впитывается с опытом, тысячами примеров, рассказами, указаниями родителей. Постепенно этот процесс станет естественным, но для другой группы людей он останется противоестественным. На этом фоне могут возникать коллизии.

Есть некие правила, которые могут быть естественными для всех, потому что они природные, логичные и исходят из простых постулатов. Например, есть мужчина и женщина. Женщина – более ценный член общества. Представьте племя, где 5 мужчин и 95 женщин. Следующее поколение может быть достаточно большим. Если соотношение обратное, то следующего поколения может не быть вовсе. Раз женщины важнее, значит, им нужно уступать дорогу и помогать, что в нашем обществе считается правилами хорошего тона.

Другой момент – это проявление себя. Все физиологические проявления на людях считаются дурным тоном: мы не должны залезать в чужое пространство.

В мире есть два островных государства, где не происходило явного и тотального истребления аристократии. Это Великобритания и Япония. Там аристократы успели довести нормы поведения до точки, когда не только физиологические, но и психологические проявления считаются дурным тоном. Не случайно и самураи, и джентльмены не проявляют в обществе чувств – «держат лицо».

Проявление естественных норм поведения описано императивом Канта: «Делай так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Из этого можно вывести практически все нормы поведения.

Мораль и право – два механизма, дополняющие друг друга. Они направлены на сохранение общества. Для индивида это нормы поведения, которые облегчают жизнь. И это правила общежития, внутри которых каждый человек может проявить себя.


Также по теме: